Гиперболоид инженера Щукина

Русское НЛО могло бы стоить не дороже шестисотого “Мерседеса”

Фото Михаила Ковалёва

Те, кому посчастливилось видеть полет русской “тарелки”, в один голос утверждают: фантастика. В самом деле, летательный аппарат в виде выпуклой линзы внешне напоминает многократно описанные уфологами инопланетные корабли. Он может взлетать и садиться в чистом поле — на грунтовую площадку, лужайку, на воду, болото, причем для выполнения этих самых сложных этапов полета ему не нужны шасси: это судно на воздушной подушке.
     Взлет и посадка “рукотворного НЛО” поражают воображение. Стартуя, аппарат приподнимается над землей, плавно проплывает над нею и круто взмывает в небо. То же самое при посадке. Резкий обрыв, снижение, парение над поверхностью, остановка.

     
     Ни для одного типа современного самолета такая крутая глиссада снижения, так называемая птичья посадка, недоступна. В то же время ни управляемая гравитация, ни какие-либо иные виды энергии, пока еще не освоенные человечеством, к русскому НЛО отношения не имеют.
     И все же это тарелка! Не уфологическая, пришельческая, а очень даже земная, из ХХ века, работающая на всем знакомых турбореактивных двигателях. “ЭКИП” — летательный аппарат нового революционного типа — начали создавать в Подмосковье 25 лет назад. В середине 90-х его управляемая модель впервые поднялась в небо, тем самым продемонстрировав, что байки про НЛОнавтов не лишены здравого смысла.

Мечта инженера Щукина

      Идея “ЭКИПа” (экология и прогресс — так расшифровывается аббревиатура) в расчетах и формулах была оформлена на бумаге в 1980 году, когда профессор Московского энергетического института Лев Щукин, в прошлом сотрудник ОКБ-1 Сергея Павловича Королева, впервые попытался реализовать на практике принцип “летающего крыла”. Новаторское предложение выглядело запредельно и одновременно заманчиво.
     
Как известно, основа любого самолета — планер, что незыблемо еще со времен аэроплана братьев Райт. За сто с лишним лет основа в форме креста не претерпела существенных изменений. Самолет несут крылья, в фюзеляже сидят люди, под крыльями подвешены двигатели. Другое дело конструкция, в которой функции толстого укороченного крыла — фюзеляжа совмещены в аэродинамически несущем корпусе воздушного судна. Подобный симбиоз возможен — не смейтесь, пожалуйста! — только в форме перевернутой тарелки. Не вдаваясь в технические подробности, скажем: именно эта форма создает огромную подъемную силу, не идущую ни в какое сравнение с известными типами самолетов. Как и за счет чего — рассказ впереди.
     Свыше пятнадцати лет потратил Лев Николаевич Щукин и его коллеги-энтузиасты, чтобы доказать: русская тарелка, собранная из традиционных для авиации элементов, может летать. Больше того, в отличие от самолета, она практически безаварийна. Даже при отказе обоих двигателей она спланирует мягко на землю, на водную гладь, но не упадет!
     В 1982 году в подмосковном Красноармейске в закрытом НИИ “Геодезия” авторы замысла провели первое стендовое испытание маломасштабной модели “ЭКИПа”. Затем начались продувки в аэродинамических трубах. На экспериментальном заводе НПО “Энергия” в Королеве (тогда — Калининграде) были изготовлены девятитонные корпуса летательного аппарата — две штуки. Там же, в “Энергии”, на огневых стендах были испытаны двигательные установки. На гидроканале ЦАГИ в Жуковском была продемонстрирована пробежка модели на воздушной подушке. Результаты испытаний свидетельствовали — решение найдено, поиск ведется в правильном направлении.
     Финансировало опытно-конструкторскую разработку в те годы, как нетрудно догадаться, Министерство обороны СССР.

Порт шести морей

      Теоретически — а по мере продвижения работы и практически тоже — конструкторам из щукинского коллектива становилось все ясней и ясней, что за “ЭКИПом” будущее. Реализованный принцип летающего крыла позволяет создавать в перспективе целую гамму “тарелок” различного назначения.
     
Судите сами. Полный вес аппарата варьируется в пределах от 9 до 600 тонн. Он способен брать на борт крупные грузы и до 1200 пассажиров. Высота полета — от 200 до 12 тысяч метров. Дальность — какая угодно, хоть кругосветное путешествие. Скорость — до 700 км в час. При всем при этом “пушинка” включает режим торможения на посадке при скорости 100 км в час (самолет тормозится при 250). Взлетает “ЭКИП” при 140 км в час, но может и меньше. Многокилометровые бетонные дорожки-аэродромы ему не нужны, максимальный разбег составляет около 500 метров.
     И еще немаловажное преимущество. Внутренний объем “ЭКИПа” в 3—4 раза больше, чем у самолета аналогичного веса. Он готов везти на себе серьезный запас горючки. Но не керосина, а природного газа, в том числе сжиженного водорода. Применительно к самолетам перевод двигателей на газовое топливо — проблема неразрешимая, так как на самолетах размещать емкости с газом негде. На переоборудованных “Тушках”, к примеру, они либо занимают две трети салона, либо их приходится лепить к фюзеляжу вторым этажом, что искажает аэродинамику лайнера. Овчинка явно не стоит выделки. В “тарелке” емкости органично располагаются по бокам фюзеляжа. Использование газа удешевляет ее эксплуатацию в полтора раза.
     По совокупности перечисленных характеристик напрашивался единственный вывод: житель города Королева Лев Николаевич Щукин сделал открытие, обеспечивающее прорыв в развитии отечественной авиации как минимум на несколько десятилетий вперед.
     Неожиданную, полную сочных футурологических красок картину нарисовал, в частности, московский архитектор Вячеслав Осипов, когда узнал о существовании “ЭКИПа”. Он предложил использовать гамму “тарелок” в качестве глобальной транспортно-технологической системы, преображающей жизнь мегаполисов. Маленькие “ЭКИПы” вполне могут справиться с ролью индивидуального средства передвижения. Летают они быстро, в пробках не стоят. А в воздух готовы подняться с автомобильной скоростью 80 км в час. Правда, приземляться на улицы перенаселенного города личным “ЭКИПам” все же не следует. Персональному воздушному транспорту лучше всего приводняться на Москве-реке, благо она не загружена. Так что строящийся деловой центр Москва-сити на Краснопресненской набережной имеет все шансы стать еще и речным портом для богатых “тарелочников”. Тем более что стоить личный “ЭКИП” будет не дороже шестисотого “Мерседеса” — для людей состоятельных это сущие пустяки.
     “Тарелки” на 20—25 пассажиров идеально подходят для функций маршрутных такси, соединяющих центр города с подмосковными аэропортами, а также в качестве экскурсионно-туристического транспорта. Специально оборудованные “ЭКИПы” могут стать мобильными госпиталями, пожарными машинами и средством доставки бригад МЧС в места катастроф.
     Ну и, конечно же, самое главное — массовые “тарелки”-аэробусы, поднимающие в небо от 150 до 1200 пассажиров. Незаменимы на внутренних и международных авиалиниях.

Где деньги, Зин?!

      И все-таки: что такого гениального сделал генеральный конструктор “ЭКИПа” Лев Щукин, отчего самые фантастические мечты становились очень и очень материальными? Ведь возможности летающего крыла интриговали советских специалистов в области аэродинамики еще в начале 40-х. Предпринимались попытки его сконструировать и поднять в воздух, но ничего не получалось.
     
— Трудности упирались в проблему обтекаемости летательного аппарата, — объясняет Семен Зельвинский, друг и коллега Щукина, его преемник на посту генерального конструктора “ЭКИП”. — В теории толстое крыло в форме выпуклой линзы — идеальный инструмент для создания большой подъемной силы, так как площадь опоры на воздух у него много больше. Хитрость заключается еще и в воздействии воздушных потоков на корпус. Над выпуклым верхом они проносятся с высокими скоростями, под плоским основанием — значительно медленнее. С одной стороны, это хорошо, с другой — плохо, потому что образующиеся на верхней кормовой части корпуса воздушные завихрения заваливают аппарат, делая его неуправляемым. Но если убрать завихрения — путь свободен.
     Устройство управления пограничным слоем (то бишь нейтрализации вихрей) Щукин разрабатывал свыше 10 лет. И нашел-таки выход! Он придумал решение, при котором возникающие на корме потоки, грубо говоря, всасываются внутрь фюзеляжа.
     Испытания радиоуправляемой модели “ЭКИП”, оснащенной щукинским “нейтрализатором”, показали ее неплохие летные качества. В 1994 году аппарат весом в 120 кг, размером в диаметре около полутора метров поднялся с территории Саратовского авиазавода, где расположилась производственная база “ЭКИПа”. Его полет на земле сопровождался аплодисментами. Казалось, еще немного — и коллектив авторов может приступать к созданию уже не моделей, а реальных машин. Но...
     — Как всегда, камнем преткновения оказалось госфинансирование, — рассказывает Семен Михайлович Зельвинский. — Например, в июне 1993 года по постановлению Правительства РФ нам выделили 1,2 миллиарда рублей. Когда они поступили к нам на следующий год, деньги были обесценены в 8 раз. Их хватило только на часть программы.
     Лев Щукин со товарищи обивал пороги инстанций, обращался к частным инвесторам. Некоторое время ему помогала Государственная служба противопожарной охраны, заинтересовавшаяся возможностями “ЭКИПа”. Однако эта финансовая подпитка не снимала всей остроты проблемы.
     В 1997 году в Саратове русскую “тарелку” продемонстрировали президенту Ельцину. У Бориса Николаевича, человека азартного и увлекающегося, загорелись глаза. “Вот что нам надо!” — сказал он и подозвал к себе министра промышленности Илью Клебанова.
     — После этого, — вспоминает Зельвинский, — министр подошел к Льву Николаевичу Щукину, обнял его: “Поздравляю, Борис Николаевич распорядился включить расходы на доработку “ЭКИПа” отдельной строчкой в российский бюджет”.
     Действительно, статья о выделении 10 миллионов рублей на создание “тарелки” появилась в главном финансовом документе страны. Впрочем, в отличие от НЛО, бумажные миллионы так и не материализовались в живые настоящие деньги. Напрасно ученые разыскивали их в высоких правительственных кабинетах. “Обратитесь к Бородину”, — наконец посоветовали им. “Где бюджетные деньги?” — спросили они его с обескураживающей прямотой. “Не знаю”, — отрезал всесильный Пал Палыч. Примерно по той же схеме развивалось и сотрудничество с чиновниками московской мэрии.
     — Ю.М.Лужкову, — говорит Зельвинский, — приглянулась идея использовать “ЭКИП” в качестве городского транспорта, он пообещал поддержать наши поиски. Пригласил на следующий день в мэрию для составления договора.
     Однако бумаги, официально переданные на имя Лужкова через соответствующий департамент, сгинули без следа в недрах бюрократической машинерии.
     ...В 2001 году Лев Николаевич Щукин умер, так и не дождавшись своего звездного часа. Смерть его оказалась нелепой. Семидесятилетний профессор ехал на своей машине домой в Королев через дачный поселок Загорянский. За рулем ему стало плохо, он притормозил на обочине и попросил стоявших в кустах гаишников оказать ему помощь. Милиционеры были отзывчивыми товарищами. Они позвонили по “03”. Но не в Королев, до которого оставалось не больше трех километров, а в Щелково. Карета “скорой помощи” добиралась до места два часа. Лев Щукин за это время скончался от сердечного приступа.

Догонит ли нас Америка?

     Осенью прошлого года в прессе прошли сообщения о том, что американцы подписали контракт с Саратовским авиазаводом о совместном производстве “ЭКИПа”. Была озвучена дата: в 2007 году в штате Мэриленд состоятся летные испытания русско-американского аппарата, созданного на основе “ЭКИПа”. В серийное производство его намереваются запустить еще через 5 лет.
     Повышенный интерес к русской “тарелке” за рубежом стали испытывать с момента ее появления. Эксперты NASA признали ее безусловную перспективность. Американцы и раньше делали попытки переманить авиалет. Под площадку для деятельности сотрудников саратовского завода отводился целый поселок и завод в штате Теннесси. Но условием была передача США авторских прав. Немецкие фирмы просили выполнить “только” научно-исследовательскую и конструкторскую часть работ. Сборку аппаратов Германия оставляла за собой. Китайцы предлагали разделить прибыль от производства “ЭКИПа” на три равные части: России, авиакосмическому агентству Китая и коммерческой структуре, вложившей деньги в производство.
     — Как только начались разговоры о возможном сотрудничестве и производстве, я сразу сказал, что увозить “ЭКИП” из страны мы не станем. И права на него останутся за Россией, — говорит директор Саратовского авиазавода Александр Ермишин.
     Приемлемые условия предложили только в прошлом году: сотрудничать с Россией намереваются специалисты военно-морской авиации США. “Тарелка” нужна им как беспилотный летательный аппарат для тушения пожаров и борьбы с природными катаклизмами.
     — Работы не стоят на месте, — поясняет Александр Ермишин, — но дело это не быстрое. Подписаны серьезные протоколы с влиятельными структурами США. Надеюсь, что договоренности будут выполнены. Кстати, в Америке накануне президентских выборов вышла статья о нашем проекте, а там перед выборами просто так ничего не пишут. В статье говорится, что с русскими надо работать, что российские интеллектуалы способны дать фору любой стране. Однако в России на внедрение высоких технологий нет средств.
     Это звучит как не подлежащий обжалованию приговор.

Почти по Булгакову

     — Нам крупно не повезло, — повторяет Зельвинский. — Революционный прорыв в авиации совпал с периодом революционных преобразований в России, которые заслонили все остальное. Перевороты в науке и технике оказались ей не нужны.
     
Между тем недавно стало известно, что за океаном конструкторы тоже не сидят сложа руки. В США уже появился собственный вариант “летающего крыла”. По заверениям специалистов, оно фактически воспроизводит “ЭКИП”, что в общем-то неудивительно. Красивые идеи имеют свойство завладевать умами. В начале 90-х русская “тарелка” опережала развитие мировой авиации лет на двадцать. Опережает ли сегодня? Трудно сказать. Ведь разработки так и не продвинулись дальше радиоуправляемой модели, которая начиная с середины 90-х годов больше не взлетала ни разу. Дерзкий эксперимент тормознули стоп-краном под названием “промышленное освоение”. А планы были нешуточные. Сборка первого беспилотника, затем — пилотируемого аппарата. Были сделаны предпроектные проработки по созданию пассажирских “тарелок” на 40, 150 и 1000 посадочных мест.
     Стоп-кран тормозит целых 10 лет...

Московский Комсомолец
от 29.12.2004

Ольга ВЛАСОВА, Юлия ГОНЧАРОВА.

Комментарии отражают мнения их авторов, и не обязательно точку зрения интернет - портала esoreiter.ru. Просим посетителей портала воздержаться от оскорблений, ругани и вульгарных выражений.

Интернет - портал esoreiter.ru оставляет за собой право удалять комментарии без предварительного уведомления и/или предыдущих объяснений.

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ НОВОСТИ В ДАННОМ РАЗДЕЛЕ

Еще одно научное доказательство, что растения обладают сознанием
Еще одно научное доказательство, что растения обладают сознанием
Кажется, учеными уже достаточно собрано доказательств тому, что растения обладают сознанием, конечно, не таким логическим мышлением, к которому привыкли мы с вами (оно не присуще даже наиболее умным животным), и, тем не менее, представители флоры также осознают себя, умеют общаться, засыпать и, как оказалось, даже впадать в анабиоз.
Загрузка...
Город-призрак в Крыму
ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ




РЕКОМЕНДУЕМ

САМОЕ ЧИТАЕМОЕ

НОВОСТИ СМИ

ФОТО ДНЯ

12 - 18 февраля - Масленица

ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ

21.03 - 20.04
24.09 - 23.10
21.04 - 20.05
24.10 - 22.11
21.05 - 21.06
23.11 - 21.12
22.06 - 22.07
22.12 - 20.01
23.07 - 23.08
21.01 - 20.02
24.08 - 23.09
21.02 - 20.03
2003-2017 "Факты о невероятном" / "Эзорейтер"

Материалы данного сайта предназначены для лиц 16 лет и старше (16+)

Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат авторам статей. Все права защищены и охраняются законом РФ. При использовании материалов с сайта ссылка на наш сайт обязательна. Если вы считаете, что публикация того или иного материала на нашем сайте нарушает законные права правообладателя, свяжитесь с нами.

Рейтинг@Mail.ru